law   109554

« earlier    

Free Speech Resources | Popehat
Including "what to do with legal threats"
help  law 
1 hour ago by wwc
The Criminal Law and Law Enforcement Implications of Big Data | Annual Review of Law and Social Science
"Law enforcement agencies increasingly use big data analytics in their daily operations. This review outlines how police departments leverage big data and new surveillant technologies in patrol and investigations. It distinguishes between directed surveillance—which involves the surveillance of individuals and places under suspicion—and dragnet surveillance—which involves suspicionless, unparticularized data collection. Law enforcement's adoption of big data analytics far outpaces legal responses to the new surveillant landscape. Therefore, this review highlights open legal questions about data collection, suspicion requirements, and police discretion. It concludes by offering suggestions for future directions for researchers and practitioners."
to:NB  to_read  data_mining  statistics  law  crime  police  via:kjhealy 
5 hours ago by cshalizi
Повар любит поострее. Почему с врагами и оппонентами Евгения Пригожина случаются несчастья. История нескольких провокаций
«Новая газета» нашла человека, который рассказал о том, как выполнял грязную работу по заданию людей, работавших на Пригожина, участвовал в нападениях на оппозиционеров и блогеров, спецоперациях в России и за рубежом. Этот человек — Валерий Амельченко, ему 61 год. С людьми Пригожина он начал работать в конце 2012 — начале 2013 года.

Валерий Семенович Амельченко о своем прошлом не распространяется. Нам же удалось узнать немного.

Первые достоверные сведения относятся к 1999 году, когда он принял участие в разбойном нападении на Звенигородской улице Петербурга, отняв у потерпевшего «Ниссан Патрол». Был задержан спустя месяц, но показаний на подельников не дал. В ходе следствия разбой переквалифицировали на грабеж, и Амельченко на семь лет уехал в пермские лагеря. Освободился условно-досрочно в 2004 году. Неизвестно, чем он занимался почти 9 лет, но затем оказался востребованным людьми Пригожина.

Последний раз Амельченко встретился с журналистом «Новой газеты» в кафе «Шоколадница» на петербургской Малой Садовой улице вечером 2 октября 2018 года. Незаметный худощавый мужчина в возрасте предпочел яблочный сок. После разговора около восьми вечера Амельченко, как позже установят полицейские, направился на станцию метро «Гостиный Двор». А в 21.22 позвонил с некоторой тревогой и сообщил, что за ним следят двое: «один в белой куртке, в очках, лет двадцати пяти, молодой. Другой в какой-то панаме».

Вскоре звонок прервался, и телефон Амельченко перестал отвечать.

А через час по номеру Амельченко ответил незнакомец:

«Не знаю, что случилось. Я житель дома 110 по Ленинскому проспекту. На земле валяются два телефона и ботинок».

Незнакомец сказал правду. Он действительно живет в доме 110, корпус 1 на Ленинском проспекте, в соседнем с Амельченко подъезде. Он передал два смартфона, подобранные за гаражом у дома, и показал на лежащий там же полуботинок. Смартфоны точно принадлежали Амельченко. Полуботинок был очень похож на один из тех, в котором Амельченко был на встрече.

С того вечера Амельченко никто не видел — ни родственники, ни знакомые. В своей квартире он не появлялся. Полиция ведет розыск, районный отдел Следственного комитета проводит проверку.

Пока официально не установлено, что произошло: похищение, убийство или инсценировка — возможно все, учитывая то, чем он занимался.

Но до своего странного исчезновения Амельченко успел многое рассказать и обещал рассказать еще больше — после того, как окажется в безопасном для себя месте. Часто его рассказы звучали удивительно, как детектив, действие которого разворачивалось от Москвы и Киева до Тенерифе и Дамаска. Но мы находили этим рассказам независимое подтверждение, и поймать Амельченко на лжи не удалось.

Рассказывал Амельченко об избиении блогера в Сочи, убийстве в Луганске, а также о странной командировке в сирийский Хомс и неудачной операции на Канарах.
...
На вопрос, был ли он на Майдане по личным делам или по заданию, Амельченко заметил: «Я не настолько богат, чтобы ездить туда по собственной инициативе». Подробнее обсудить его украинскую эпопею периода Майдана мы не успели.
russian  government  crime  protest  repressions  ukraine  war  terror  militia  law  fail 
9 hours ago by some_hren
Алексей Навальный — Мы требуем от ФСБ и СК незамедлительной реакции
«Новая газета» выпустила сенсационное расследование о деятельности «повара Путина» Евгения Пригожина.

Мы сами этим товарищем интересуемся давно и много о нём рассказывали.

Но тут дело касается эпизода, очень для нас значимого, — нападения на мужа юриста ФБК Любови Соболь.

Я с самого начала говорил, что версия причастности Пригожина должна быть основной. Именно Соболь вела у нас пригожинские кейсы. Она ходила в ФАС по его делам, доказывала его картели.

А сейчас «Новая», помимо прочего, установила следующее:

1. На мужа Соболь напал некто Симонов, работавший на повара Путина.
Вот его фото с камеры наблюдения:
2. Этого Симонова самого грохнули после того, как он выполнил «ряд заданий».
3. Всю эту информации «Новой» сообщил инсайдер, который сам таинственным образом исчез.

От ФБК мы в очередной раз направлем обращения в ФСБ и СК и требуем незамедлительной реакции. Все факты указывают на то, что повар Путина Пригожин не просто коррупционер, но убийца и террорист. Он должен находиться на скамье подсудимых.
russian  government  crime  protest  repressions  militia  law  fail 
9 hours ago by some_hren
«Новая газета» нашла человека, который рассказал о том, как совершал нападения по заказу людей Пригожина. Этот человек пропал — Meduza
Незадолго до выхода расследования «Новой газеты» к зданию, где располагается редакция издания, подбросили корзину с отрезанной головой барана. До этого к редакции принесли похоронный венок с именем автора расследования Дениса Короткова.
«Новая газета» выпустила расследование, в котором утверждается, что по заданию людей, связанных с бизнесменом Евгением Пригожиным, в России нападали на оппозиционеров и блогеров, а также устраивали убийства и отравления в разных странах, в том числе в Сирии. Издание получило сведения об этом от 61-летнего Валерия Амельченко, который участвовал в операциях, начиная с 2012-2013 годов. Мужчина сообщил «Новой газете» детали нескольких заданий, но пропал 2 октября 2018 года. Полиция объявила его в розыск, а СК начал проверку. Издание допускает, что Амельченко похитили, убили или же он инсценировал свое исчезновение.

Амельченко рассказал, что начал работать на людей Евгения Пригожина по приглашению своего знакомого — Андрея Михайлова. Тот подтвердил изданию, что привлекал Амельченко к работе. Он также сообщил, что в 2012-2014 годах лично работал на структуры Пригожина и подчинялся главе его службы безопасности Евгению Гуляеву.

«Новая газета» вышла на Амельченко, когда расследовала нападение на социолога и издателя журнала «Археология русской смерти» Сергея Мохова, мужа юриста Фонда борьбы с коррупцией Любови Соболь. В ноябре 2016 года на него напал мужчина, который вколол ему в бедро психотропный препарат, после чего Мохов потерял сознание. Записи камер наружного наблюдения сняли нападавшего. Неназванный источник «Новой» говорит, что это Олег Симонов, который умер при невыясненных обстоятельствах в мае 2017 года. Вдова Симонова узнала его на записи с камер наблюдения. Она также показала фото с похорон, на котором присутствовал Амельченко.

Амельченко согласился поговорить с журналистами, подозревая, что к смерти Симонова могут быть причастны люди из структур Пригожина. Он обещал раскрыть детали ряда операций, когда окажется в безопасности. Амельченко договорился, что в случае форс-мажора «Новая газета» сможет использовать полученные от него сведения после 20 октября.

Что рассказал Амельченко
По словам источника «Новой газеты», он по поручению Михайлова сформировал группу, в которую вошли Владимир Гладиенко и Сергей Кузнецов. Пока группа подчинялась Михайлову, ее участники в основном занимались слежкой, в частности, наблюдали за редакцией «Новой газеты».

Также Амельченко вспомнил об избиении блогера в Сочи, который «плохо писал про Путина». По словам Михайлова, это видеоблогер huipster — после нападения он сменил работу и прекратил сетевую активность. В другой раз, говорил Амельченко, он участвовал в провокации ДТП, которую устроили против владелицы клиники «Дента-Л» Елены Черевко (у нее был спор о недвижимости с Пригожиным). Его участие подтвердил Михайлов; он также предоставил кадр видео с места события, на котором присутствует Амельченко.
...
После этого группа Амельченко в основном работала на Украине: в Донбассе и на территории киевской власти. Что делала группа, Амельченко почти не говорил, но вспомнил про убийство «правой руки [бывшего главы ЛНР Игоря] Плотницкого», не называя его имени. «Новая газета» допустила, что это помощник главы ЛНР Дмитрий Каргаев, убитый в марте 2016 года.

Амельченко утверждает, что после знакомства с Олегом Симоновым, который, предположительно, напал на мужа юриста ФБК Любови Соболь, начались истории с отравлениями. По словам Амельченко, сам он в этом не участвовал, хотя вместе с Симоновым напал на блогера в Пскове, который умер после укола. «Новая газета» считает, что это блогер Сергей Тихонов (skobars). Как говорят его родные, он умер «от сердечного приступа» в июле 2016 года.

В феврале 2017 года группа Амельченко отправилась в Сирию, чтобы испытать различные отравляющие препараты на захваченных в плен террористах. В тот момент группу курировал сотрудник службы безопасности Пригожина Сергей Губанов, который также поехал в Сирию. На месте выяснилось, что пленных нет, поэтому испытания решили провести на так называемых «охотниках за ИГИЛ», которых готовят инструкторы ЧВК «Вагнер». Во время бесед с «охотниками» им выдавали бутылки с соком с препаратом отсроченного действия, после чего отпускали.

Спустя некоторое время Амельченко, Симонова и Губанова задержали. Их заподозрили в отравлении сотрудника сирийской военной разведки, однако после многочасовых допросов отпустили, и они вернулись в Петербург. По словам Амельченко, кроме разведчика также отравились семь человек, в том числе он сам, но все выздоровели. Источник «Новой газеты», знакомый с ситуацией в «группе Вагнера», подтвердил историю о возможном отравлении.
russian  government  war  crime  protest  repressions  militia  law  fail 
9 hours ago by some_hren
$10-million malpractice verdict against prominent doctor stemming from patient’s suicide | silive.com
> “Dr. Strange, while deeply sympathetic to the family of his co-worker for their loss, is convinced that he acted appropriately given the patient’s denial, and even hint, of any suicidal intentions," said Belair.

The trial, in state Supreme Court, St. George, lasted two weeks.

The jury deliberated for about 90 minutes before returning the verdict last week, Cannavo said.

The panel awarded the family a total of $9.97 million, the lawyer said. It consists of $5 million for his daughter and son’s loss of parental care and guidance, $2.5 million for pain and suffering and $2.47 million for lost earnings and benefits.

“Hopefully, this verdict will remind the medical community to be vigilant in recognizing the factors that can lead to suicide and make sure that persons who seek their help get the support they need,” said Cannavo. “We have made great strides in recognizing the risks of suicide and removing the stigma of seeking help. … Suicide is preventable.”
suicide  law  NY 
12 hours ago by porejide
Could an Ex-Convict Become an Attorney? I Intended to Find Out - The New York Times
This is a wonderful first-person account of one man’s journey from carjacking a stranger at 16 to becoming a lawyer at 36. Don’t expect a feel-good story, though, because you’re not going to get one. “Uphill battle” doesn’t begin to describe it. This paragraph isn’t representative of the article – it’s far more first-person – but it was the one that most surprised me: When I despaired, I thought about Benjamin Franklin Rayborn. J. Edgar Hoover, the former director of the F.B.I., said that Rayborn was “the most notorious bank robber since World War II.” Upon his arrest, his local paper… called Rayborn “the trigger-happy fellow with the cold, blue eyes.” Before Rayborn turned 30, he had been sentenced to life in Kentucky for a string of bank robberies; sentenced to 30 years in federal prison for being caught in a hotel room full of machine guns; led a riot against prison conditions in Kentucky; and been transferred to Alcatraz, then one of the most violent prisons in America, as punishment for his role in the riot. But by 1956, Rayborn had fashioned himself into a legal mind astute enough to successfully challenge several federal convictions and get 10 years knocked off his federal prison sentence. His next legal feat was more astonishing. Once he seemed primed for an early release, Kentucky sought to have him extradited back to state prison to serve the rest of his life sentence. Rayborn again filed suit, arguing that Kentucky, by voluntarily transferring him to Alcatraz, had relinquished any jurisdictional claims it had to his body. A judge agreed. Finally free, Rayborn, according to an acquaintance, sought a job as an accountant at General Electric. After achieving a perfect score on an exam given by the company, he was asked where he had studied accounting. Alcatraz, he told them. That disqualified him. He went on to rob another bank and returned to federal prison.
ifttt  tumblr  society  crime  punishment  rehabilitation  first-person  law  tobereviewed 
yesterday by creature
What It Takes to Be a Trial Lawyer If You’re Not a Man
In more than a decade of arguing cases in court, I’ve witnessed the stubborn cultural biases female attorneys must navigate to simply do their jobs.
2018  Law  Culture  Gender    from instapaper
yesterday by brittybyte

« earlier    

related tags

2015  2018  a  abortion  accountability  act  administration  advertising  age  ai  alabama  algorithms  amazon  america  animals  anthony_lewandowski  architecture  art  articles  artist  artwork  australia  automobiles  aver  b.  barcelona  big_data  bike  blackmail  bob  business  but  calendars  canada  can’t  casey  ccli  chance  charge  charles  checkthedata  church  cities  civilliberties  clearly  cognitive_science  college  colorado  communication  communications  constitution  contracts  copyright  corporate_culture  corruption  court  crime  criminaljustice  crow  culture  dan  data  data_mining  davidfrum  democracy  design  digital  digital_ethics  digitalrights  discrimination  donaldtrump  down  driving  drugs  due_process  e.  ecj  economics  election2016  employment-law  enforcement  enzi  erase  ethics  ethics_of_algorithms  eu  europe  expat  facebook  facialrecognition  fail  family_formation  feminism  finance  first-person  firsthand  forfeiture  france  free  freedom  funny  gender  genetics  georgia  germany  government  grassley  harassment  harmful  harvard  have  help  highered  history  hmrc  house  housing  how_we_work  humanrights  humansrights  ifttt  income  inequality  inspiration  intellectualproperty  internet  intersex  ip  irene  is  it  jim  journalism  justice  karl_sigmund  labor  labour_party  land  law_school  lawandcognitivescience  lawandlinguistics  lawsuits  legal  liberalism  linkedin  loancharge  local  local_government  longreads  louisiana  machine-readable  maps  media  medicine  mentalhealth  mercenary  metrics  michael  michigan  microsoft  middleeast  military  militia  mitchell  ml  money  moral  moscow  muckreads  ndn  newyork  nimby  no.fucking.shit  nola.com  november  ny  nypd  opensource  otto  parliament  patent  paul  people  permissions  philosophy  poland  police  policeimmunity  policy  politics  poverty  predictions  prelaw  prison  privacy  productivity  property  propublica  protection  protects  protest  psilocybin  psychology  publication  puerto_rico  punishment  putin  race  racism  ray  read  reading_list  referendum  rehabilitation  rekognition  rep.  repair  repressions  reuse  rhodescholar  rice  rules  russia  russian  scaling  scary  security  self_driving_cars  sen.  sex_trade  sf  silicon_valley  sjw  social_media  society  spain  speech  startups  statistics  stats  stories  strike  suicide  sullivan  supreme_court  surveillance  tax  tech  technology  tells  terror  the  theatlantic  them  things  this  to  to:nb  to_read  tobereviewed  tom  toread  trans  transport  treaties  trump  trying  tumblr  uber  uk  ukraine  unions  usa  video  visual  visualization  voters  voting  war  waymo  weekly  weird  will  work  worship  writing  youtube   

Copy this bookmark:



description:


tags: